0

Людям свойственно думать о том, как бы сложилась их жизнь, если б однажды они все сделали по-другому: сменили работу, купили другую квартиру, связали жизнь с другим человеком или уехали в другую страну. Но не каждый решается на перемены, и все ждет и ждет, когда же все станет хорошо. Мы поговорили с Ольгой, которая не побоялась перемен и в конце 90-х эмигрировала в Америку, а потом нашла свое место в Канаде.

 – Расскажите, как вы попали в Ванкувер.

– Мы подали документы на иммиграцию по программе для квалифицированных работников. Это наша вторая иммиграция, первая была в США. Из России мы уезжали после развала Советского Союза.

– А почему вы решили уехать?

– Были молодые, хотелось попробовать, как оно там, на диком Западе. Были средства, потенциал для бизнеса, желание изведать неизведанное, ну и однажды возможность появилась. Мы уезжали втроем: я, муж и годовалая дочка. До переезда мы жили обычно: после университета я работала, потом встретила будущего мужа и стала домохозяйкой. Он занимался разнообразным бизнесом. Идея уехать была не внезапной, но и не такой, которую долго вынашивали. Она просто была. А когда начали делать шаги в этом направлении, и удачно сложились обстоятельства – все получилось.

– Вас кто-нибудь отговаривал?

– Не припомню. Но всем говорилось (да и самим в какой-то мере верилось), что уезжаем временно, посмотреть, что получится. Может, поэтому и не отговаривали.

– И насколько затянулось это «временно»?

– Вот, с 1994 года и по сю пору.

– Расскажите, как началась жизнь в Америке. Вы жили в русском квартале, общались с русской диаспорой, кто-нибудь встретил вас?

– Нет, мы жили не в русском квартале и практически не общались с русскими, только с очень ограниченным кругом наших иммигрантов, это был наш выбор. Помощь была, но минимальная, мы предпочитаем полагаться на себя.

 

– Как долго вы осваивались, привыкали к  новой жизни?

– После многочисленных переездов, которые мне довелось пережить, я выяснила, что адаптационный период в моем случае занимает около двух лет. После двух лет я начинаю чувствовать себя полностью в своей тарелке. Но с иммиграцией не так все просто. Я бы сказала, что до сих пор адаптируюсь, это процесс без конечной точки.

А в чем это проявляется? Можно ли это описать?

– Допустим можно довольно быстро понять и освоить механику жизни здесь: как платить по счетам, как общаться с разнообразными структурами, как устроить детей в садик/школу/колледж, как искать работу и так далее – все это здесь налажено и устроено достаточно просто и логично. Но полностью прочувствовать тонкости человеческого общения, наверное, не удастся никогда, так же, как и впитать в себя их «Чебурашек» и «Иронию судьбы». То есть можно быть приятелями, даже друзьями, но отсутствие общего культурного наследия – это все-таки пропасть, очень редко кем преодолимая.

Люди очень легко воспринимают тот факт, что каждый имеет за плечами свою историю и культуру. Нет ощущения, что кто-то может тебя осудить, не принять, все делятся с удовольствием своими историями, чувствуешь себя на равной ноге. «Коренные» канадцы тоже относятся как к равным, потому что так устроено общество, так они воспитаны.

Эта разница культур чувствуется всегда или только в какие-то редкие моменты близкого общения?

– Наверное, всегда. Но я бы сказала, что меньше в Канаде, где почти у всех есть акцент, и никто не воспринимает другого как пришельца, чужака. Люди очень легко воспринимают тот факт, что каждый имеет за плечами свою историю и культуру. Нет ощущения, что кто-то может тебя осудить, не принять, все делятся с удовольствием своими историями, чувствуешь себя на равной ноге. «Коренные» канадцы тоже относятся как к равным, потому что так устроено общество, так они воспитаны. В Штатах было несколько менее комфортно в этом отношении, но это, возможно, более остро чувствовалось нами как новичками. По мере вливания в местную жизнь и культуру стало лучше, хотя до Канады все равно далеко. Вероятно, мой опыт был бы другим, если б я жила в других местах.

Вы замечаете, что с переездом стали смотреть на мир немного с другого ракурса?

– Абсолютно. Поначалу было незаметно, но постепенно разница во взглядах, менталитете, если хотите, проявляется все больше и больше. Я бы сказала, что терпимость и открытость местного общества очень положительно повлияли на мои общие взгляды на многие вещи, а также на мою довольно замкнутую натуру. Что касается российской культуры – я смотрю на нее издалека и общаюсь, опять-таки, с очень небольшим числом друзей и родственников. Вижу, что наши когда-то общие взгляды сейчас часто несовместимы.

Значит, вы постепенно отдаляетесь от России?

– Наверное, да. Во Владивостоке после отъезда была все один раз в 1998 году. Но вот любимую еду ничем не заменить: на столе сушки и печенье «Коровка» из русского магазина!

P1090042 IMG 20150905 183928333 HDR IMG-20170818-WA0011

– А как вы переехали в Канаду? Снова начинали все с чистого листа или в этот раз понимали, куда едете?

– Переехали мы сюда из Штатов в конце 2009 года. Начинали с чистого листа, то есть собирали и подавали документы на иммиграцию, «как все». Решили переехать, потому что я как-то за несколько лет до этого навестила подругу, иммигрировавшую из Владивостока, и совершенно влюбилась в Ванкувер, в окружающую его природу. Подумала себе тихонько, что когда-нибудь я сюда вернусь и останусь жить. Вот с тех пор, видимо, все постепенно к тому и шло. Процесс с документами занял, кажется, чуть больше года, мы получили иммиграционные визы и приняли окончательное решение. Как уже говорила, мне здесь очень нравится. Многие не понимают, как можно было бросить вечное лето и переехать в дождливый город, но для меня дожди как раз не проблема, а вот постоянное солнце – да. Мы живем в хорошем районе в своем доме с участком. На участке пытаюсь выращивать овощи, с переменным успехом. Рядом огромный лесопарк, а также другой большой парк на реке, оба с дорожками для гуляний и велосипедной езды. Масса троп и несколько озер в пределах 10–20-минутной езды на машине. Развитая инфраструктура и городской транспорт, масса способов занять свободное время – начиная от спортивно-развлекательных комплексов и заканчивая ресторанами, магазинами и т. д. В общем, жаловаться почти не на что.

– Чем вы сейчас занимаетесь в Канаде, как проходит ваш обычный день?

– Сейчас я работаю удаленно на калифорнийский старт-ап в медицинской сфере. Работаю из дома, расписание свободное, работа интересная, творческая, и важно, что наша цель – помощь больным людям, что особенно приятно.

– Есть ли что-то такое, к чему вы привыкли за время жизни в Америке и Канаде, и без чего уже нигде не проживете?

– Прожить я смогу почти везде, но мало где с удовольствием. Но, в общем и целом, удобство, комфорт во всех сферах жизни, доступность необходимого и не очень необходимого, совершенно обычные нужды каждого человека здесь удовлетворяются вполне себе приемлемо, а иногда даже и отлично. Много возможностей на самых разных поприщах, начиная от работ и заканчивая хобби, которые часто вырастают в малый бизнес. Очень не хотелось бы оказаться там, где нужно бороться за выживание. Я понимаю, что в России сейчас тоже много возможностей, судя по рассказам друзей и родственников, тому, что читала в Интернете и видела собственными глазами несколько лет назад, когда навещала родителей. Но я уже больше половины сознательной жизни прожила здесь, и мне здесь очень-очень нравится. Думаю, что нашла свое место

Комментарии

Leave a reply

    Нет комментариев. Прокомментируйте первым