0

 Семья Протасевич из Бурятии вырастила 23 детей: воспитывая двоих родных детей, они не побоялись усыновить и удочерить двоих, а также взять под свою опеку еще 19 детей самого разного возраста. Благодаря ним 21 ребенок обрел дом, братьев и сестер, а главное – любящих и заботливых родителей. Лариса Протасевич рассказала нам свою историю, поведала о главных принципах воспитания и поделилась советами с будущими приемными родителями.

 Детей не выбирают

История большой дружной семьи началась много лет назад в Бурятии. Тогда они уже воспитывали двоих родных сыновей, но внезапно судьба подарила им третьего ребенка.

– Он (будущий сын. – Прим. ред.) лежал в больнице, а я туда приехала навестить свою подругу. Она выходит вместе с ним, он видит меня, бросается ко мне и кричит: «Мама, мама!». Вот и все, – рассказывает Лариса Владимировна. – Я тогда работала в режиме два через два и на выходные могла брать его домой. Так мы и прожили целый год, пока его мать окончательно не лишили прав.

Женщина объяснила, что биологическая мать могла в течение года забрать своего ребенка, но раз этого не произошло, они в свою очередь смогли начать процедуру усыновления.

– Это было в 1988 году. Никаких сложностей с документами не возникло: городишко у нас маленький, нас все знали, помогли с документами, подсказали, что да как сделать, чтобы поскорее все оформить.

По словам Ларисы Владимировны, подготовка документов заняла около месяца, еще неделю они ждали решения суда, а в силу оно вступило еще через 14 дней. Таким образом, вся процедура заняла меньше пары месяцев.

…в семье Протасевичей действует правило: ребенка не выбирают, выбирает ребенок, и если он выбрал их, то добро пожаловать в семью.

– Было ли тяжело? Абсолютно нет! – рассказывает женщина.

Усыновив первого ребенка, семья переехала в Приморье, где их дети подружились с одним мальчиком. Родителей у него не было, он находился под опекой старшей сестры, но та сильно пила и о ребенке позаботиться в полной мере не могла. Когда мальчик попросился в их семью, у Ларисы с мужем и мысли не было ему отказать. Через некоторое время они взяли под опеку еще одного ребенка.

– Если ребенок хочет к нам – как же не взять? – задается вопросом многодетная мать. – Хотя цели усыновить или удочерить у нас нет, тем более если ребенок сам этого не хочет. У нас уже не тот возраст, чтобы каждого обеспечить жильем. Если ребенок находится под опекой, то все равно рано или поздно получит квартиру от государства.

Впрочем, не все дети были согласны оставаться под опекой. Так, девятилетняя Алена, пережившая настоящий кошмар в прошлой приемной семье, настолько сильно полюбила своих новых опекунов, что попросила их об удочерении.

…в доме, наполненном детьми, ребенок адаптируется гораздо лучше, чем в той ситуации, когда он оказывается единственным ребенком в семье или попадает в небольшую семью.

– Помню, мы приехали в гости в детский дом, смотрим: стоит девочка, и каждый, хоть старше нее, хоть младше, норовит ее как-нибудь задеть: пнуть, стукнуть, щелбан поставить. Что же это такое! Так жалко ее стало! – с негодованием вспоминает Лариса Владимировна. – Нам рассказали, что она была в приемной семье, где ее очень били, с тех пор у нее сильно нарушилась психика, дать отпор она просто не в силах, другие дети этим пользуются.

В детском доме предупредили, что Алена ни в какую приемную семью теперь не пойдет – боится. Но они все равно решили попробовать, получили официальное разрешение забрать девочку на время, а затем и согласие самой Алены.

– Она пожила у нас. Спрашиваем: «Навсегда останешься?». Говорит, да. Мы поехали оформлять опеку, а она просит удочерить – и все тут, говорит: «Хочу вашу фамилию». Муж был против: как же так, оставлять ребенка без жилья? Но со временем решили, что справимся и еще одного ребенка обеспечим. Так и удочерили ее.

Со временем все всё понимают, но сначала ребенку нужно пройти через период разрушения. Мы-то, взрослые, умеем со стрессом по-другому справляться, а дети – нет, нужно просто быть к этому готовыми.

В этой семье не принято делить детей на своих и чужих, усыновленных или опекаемых, да и выбирать тоже не принято. В случае с первым усыновленным ребенком их ничуть не напугал тот факт, что мальчик с детства был инвалидом: одна нога у него была короче другой на 10 сантиметров, ребенку требовались специальные процедуры и особый уход. Но в семье Протасевичей действует правило: ребенка не выбирают, выбирает ребенок, и если он выбрал их, то добро пожаловать в семью.

Помогут каждому

Сейчас, когда старшие дети уже выросли и завели своих детей, семья готовится удочерить еще одну девочку восьми лет.

– Для нас сейчас самый лучший возраст – это 9–10 лет. Конечно, я люблю малышей, но нам с ними сложно, – признается женщина. – Мы уже в таком возрасте, когда все позволяем, сильно балуем, а надо бы и немного строгости проявить.

Строгость в большой семье порой действительно необходима, ведь независимо от того, сколько лет детям, родные они или приемные, двое их или двенадцать – проблемы и конфликты, разумеется, случаются. Особенно среди мальчишек, которые могут и в драку полезть.

– Я стараюсь аккуратно вмешиваться в детские конфликты, понимаю, что им надо самим разобраться, притереться друг к другу. У нас последние сыновья были прям звереныши, чуть что – сразу в драку. Мы старались уводить их от других детей во время приступов агрессии, много разговаривали с ними, общались. Теперь их не узнать. Если раньше в школе, когда их называли детдомовцами или еще как-то похуже, Саша сразу в драку, то сейчас он на такие провокации даже не реагирует. Дома тоже, когда он не мог добиться своего – пытался решить все кулаками, а теперь вместе с братьями находит компромиссы.

Будущим родителям семья Протасевичей советует не выбирать детей и ни в коем случае не оставлять ребенка, если он против. Также она советует рассчитывать свои силы, просто пожалеть ребенка –  недостаточно, чтобы стать ему родителями. Каждый ребенок, который приходит в семью, это в большей или меньшей степени травмированный ребенок.

Многодетная мама привела интересный пример. Несколько ребят спят в одной комнате, и, конечно, возникает вопрос, когда свет выключать: один уже спать хочет, другие еще почитать хотят.

– Слышу, спорят из-за этого, чуть ли не ругаются, думаю – надо идти, разбираться. Захожу, смотрю, Сашину кровать они занавесили покрывалом: он рано ложится, а так ему свет не мешает. Молодцы, думаю, справились без меня, нашли решение.

Лариса Владимировна уверена, что в доме, наполненном детьми, ребенок адаптируется гораздо лучше, чем в той ситуации, когда он оказывается единственным ребенком в семье или попадает в небольшую семью. Ведь ребенку всегда проще найти контакт с ребенком, нежели со взрослым. Таким образом, новый член семьи быстро поймет, что к чему, освоится с правилами дома, увидит, как принято в новой семье, а значит, и процесс адаптации будет проходить быстрее и легче.

– А когда ребенок с детьми подружился, он и с нами готов контакт налаживать, да и нам уже легче, мы ведь видели, как он с другими детьми общается, на что он способен, уже лучше понимаем его характер, особенности. Соответственно, нам легче к нему подход найти.

semia_mnogo

Ребята не только помогают друг другу освоиться: они всегда готовы прийти на помощь, будь то сложности с математикой или страх перед двухколесным транспортом.

– Мы купили Диане велосипед, а она никогда раньше не каталась. Я ей объясняю, учу – она ни в какую. Целый час с ней билась – толку нет. Ребята увидели, подошли к ней, стали что-то говорить, не прошло и нескольких минут – она уже катится на велосипеде так, словно всю жизнь катается. Или вот с математикой: я объясняю и так, и сяк, а Алена подходит, две минуты – и все, ребенок все понял. Да и в быту дети порой стесняются что-то спросить или о чем-то попросить, друг с другом им легче.

Будущим родителям семья Протасевичей советует не выбирать детей и ни в коем случае не оставлять ребенка, если он против. Также она советует рассчитывать свои силы, просто пожалеть ребенка – этого недостаточно, чтобы стать ему родителями. Каждый ребенок, который приходит в семью, это в большей или меньшей степени травмированный ребенок. Так или иначе это даст о себе знать. Кто-то будет лезть в драку, другой замыкаться, а третий – крушить все подряд.

– Нам тоже было тяжело и обидно, когда, например, дети ломали вещи. Это сейчас мы на такое даже не реагируем: сломал телевизор или диван – мы объяснили, что теперь придется новый покупать, а тот же диван, например, стоит 30 тысяч, мы могли бы съездить отдохнуть все вместе или купить то, что вы давно хотели, а теперь не получится. Со временем все всё понимают, но сначала ребенку нужно пройти через период разрушения. Мы-то, взрослые, умеем со стрессом по-другому справляться, а дети – нет, нужно просто быть к этому готовыми.

Комментарии

Leave a reply

    Нет комментариев. Прокомментируйте первым