0

Принцип действия бумеранга в жизни: что я излучаю, то и получаю в ответ, понятен всем.  Но что касается актеров сцены, то тут вопрос спорный. С одной стороны, игра на сцене или в кино — это не жизнь, с другой, актеру, чтобы качественно изобразить, надо внутренне отождествить себя с образом, стать на время тем, кто изображается. Нередко бывает, что образ, в который актер особенно вжился, становится неотъемлемой частью психики.

А что если привились негативные черты? Обязательно ли актеру неизбежно придется нести весь соответствующей кармический груз того, кого играешь?

Рассуждает на данную тему Виктор Васильевич Бусаренко, художественный руководитель Приморского краевого театра кукол. Заслуженный деятель искусств РФ:

«Многие знаменитые актеры доживали до преклонного возраста, и ничего с ними не случалось. Все зависит от образа жизни, который актер ведет, особенностей его состояния здоровья, его нервной системы.  Есть люди, которые, скажем, быстро «изнашиваются», а есть, которые надолго остаются молодыми.  Не так давно умер старейший актер Владимир Зельдин, в возрасте 101 года. Он играл на сцене и до этого возраста.

Здесь важна дисциплина, образ жизни, состояние здоровья. Творчество продлевает жизнь. Сокращают ее другие вещи – разного рода излишества, вредные привычки. Может быть, врожденное слабое здоровье.  Если человек настроен на здоровье, на успешную карьеру, то он будет разумно относиться к своему образу жизни.

Photo by Yuri Maltsev

Photo by Yuri Maltsev

Если говорить об актерах, которые рано уходили со сцены  и  сходили с ума или уходили в запой, — таких актеров, пожалуй, можно немало встретить в каждом театре. Это, как правило, следствие богемного образа жизни и вредных привычек.  Среди них были очень способные люди: кто-то справлялся со своими недостатками, кто-то не смог справиться. Зачастую это люди с определенными неврозами.

—  Как с ними справляться?

— Естественно, с такими людьми ведется определенная работа. Иногда она завершается успехом, иногда нет. Все зависит от самого человека, от  того, насколько он разумен и организован. В нашем театре удавалось некоторых людей образумить и вернуть их в нормальное русло. Сегодня у нас нет с ними никаких проблем.

Но были и обратные ситуации: кто-то уходил из театра и потом заканчивал где-то в подворотне, становился бомжом – такие люди тоже были.

— Есть ли разница  в степени погружения – будь это кукольный театр, драматический, кино. И какая?

— Есть, конечно,  разница. Скажем, театр  кукол – это в меньшей степени театр переживания, а в большей – театр представления. Относительно кино: конечно, работа актера в кино — более натуралистичная, нюансная, подробная. Поэтому степень переживания более высокая. Актер в кино больше нагружает свою нервную систему, часто сознательно ставит себя в трудные психологические ситуации. Но и тут существуют разные подходы. Например, известный американский актер Дастин Хоффман рассказывает, что, когда он играл в одном фильме человека в крайней степени истощения, он, чтобы добиться нужного самочувствия, голодал несколько дней. Когда он поделился своим опытом с великим английским актером Лоренсом Оливье, тот спросил вежливо, но не без скрытой иронии: «А вы сыграть не пробовали?»

— Однако некоторых  родителей, которые отправляли своих детей в театр кукол,  пугает драматизм ваших спектаклей.

— В жизни тоже немало драматизма. Мы думаем, что наших маленьких зрителей нельзя ограждать  от понимания того, что в жизни бывают и неудачи, и неприятности. В жизни есть место злодейству, ей может что-то угрожать. Борьба добра и зла – это вечная тема любого искусства и детского в том числе. К примеру, у нас есть такой спектакль как «Ястребок», посвященный юбилею Победы. По сюжету  главный герой – бумажный самолетик, в конце концов, гибнет, что производит очень сильное впечатление на зрителей, но это соответствует истине, потому что на войне погибают люди, в том числе юные. На войне погибают и дети. И это говорит о том, что война – это жестокая вещь, зло, с которым нужно бороться, как вообще с любым злом.Потому что в итоге все равно добро побеждает зло. И это утверждает любое искусство. Оно должно сохранять позитив, но в  то же время не лишать человека драматичных переживаний. Иначе он выйдет в мир неподготовленным.

Театр не лишен воспитательно-педагогического  значения. И мы разговариваем с юным зрителем на уровне его понимания, не погружаясь в смакование жестокостей, создание атмосферы безнадежности, пессимизма и так далее, но говорить о том, что жизнь не розовощека бывает очень сложно. Я думаю, нужно воспринимать жизнь такой, как она есть, и  стараться сделать ее лучше.

— Выходит, это серьезный подход к детям?

— Да. И я понимаю родителей, они хотят оградить своих детей от всего негатива, но так не получится. Жизнь все равно расставит все по местам, и если человек неподготовленный столкнется с какими-то отрицательными моментами, ему будет тяжелее, чем неподготовленному.

— Сейчас все популярнее становится такое направление в психологии как «сказкотерапия». Когда дети к подростковому образу из различных информационных источников проецируют себе жизнь. Стоит ли себе выбирать произведения, что смотреть, чем напитываться, а чего лучше избегать?

— Я думаю, что у нас в интернете и по телевидению много различных анимационных фильмов, которые часто не отвечают, что называется, «санитарным нормам» —  порождают жестокость и агрессивность.  Я бы советовал родителям ограждать детей от таких фильмов. Они ничего хорошего детям не дадут.

— Актер примеряет на себя различные роли. И прежде чем сыграть, актеру нужно, что называется, напитаться образом. И здесь есть определенные шизофренические моменты…

— Да, есть такое. Это больше свойственно личностям с предрасположенностью к таким вещам. Вообще актер по идее должен быть здоровым человеком и в первую очередь психически здоровым.  Есть такое понятие «собраться перед ролью». Если я играю драматический спектакль, я не должен полностью погружаться в драматизм. Я думаю, что это удел малоталантливых людей. Высокоталантливые люди наоборот умеют разграничивать эти вещи.  Приведу такой пример: знаменитый певец и актер Федор Шаляпин говорил, что актер собирается только в баню. Тут имеется в виду, что актер должен перевоплощаться моментально. Он мог за кулисами рассказывать анекдоты, а потом выскочить на сцену следом за своей репликой в роли царя Бориса, сыграть драматический фрагмент и это совершенно не задевало его психику.

Потому что он играл. Сцена – это все-таки игра, а не жизнь. Я убежден, что нормальный артист после любого спектакля, даже самого тяжелого, который заканчивается гибелью героя, не впадет в депрессию, а наоборот, будет чувствовать прилив энергии. Ведь это радость творчества.

Понимаете, игра и жизнь – это разные вещи. Тут нет места шизофрении.  Есть такие люди. Я преподавал много лет в Академии искусств… Бывает – молодые люди себе что-то надумывают, внушают себе какой-то образ. Это все неправильно. Это, на мой взгляд, порочные проявления творчества. Человек в результате сам загоняет себя в тупик. С этим надо бороться и режиссерам, и педагогам.

Отыграл, сбросил с себя все – и живи своей жизнью дальше. Не нужно излишне драматизировать. Мы знаем примеры и великих художников, которые уходили в какую-то сумеречную зону своего творчества: можно вспомнить и Врубеля, и Ван Гога. Однако была масса других художников, которые были великими, но  совершенно нормальными людьми. Они  тоже иногда превращали  свою жизнь в театр, как Сальвадор Дали. Однако никто не относит их к шизофреникам. Мы понимаем, что это была игра, пиар-ход.

— Что бы вы посоветовали молодым людям, желающим учиться на актера?

— Если есть талант, его нужно развивать.Творчество приходит через большой труд. Чем образованнее артист, чем больше он знает, тем он лучше. Часто актер в одном спектакле играет несколько ролей, но он снимает с себя их как одежду, как перчатки и остается нормальным человеком.

НЕ нужно загонять себя в эти потаенные  сумеречные зоны. Попасть туда можно через наркотики, алкоголь, какие-то мистические опыты. Это все опасно, не стоит будить в себе те сущности, которые могут вам навредить. И, конечно, важно уметь отдыхать.

— Однако много говорят, что все гении сумасшедшие…

— Да. Но гениев очень мало. Талант – это большая редкость. Есть люди со способностями средними, маленькими, большими – это одно. Таких, наверное, большинство – 95 процентов. И это полезные люди в творчестве.  Талантливых личностей намного меньше – 5-10 процентов. А гении – это десятая доля процента. И да — творчество гения зачастую граничит с сумасшествием. Есть статистика, что среди гениальных людей очень много людей странных, пограничных.  Немного шизоидных. Наверно, это особенности развития личности, мозга.

Гении революционно двигают искусство и, верно направляя свою энергию, обществу не вредят.  Это особенная история. Вообще есть такое понятие как «ноосфера» — информационная сфера земли. И гении имеют к ней особенное подключение. Может, не всегда  подключение идет через светлые силы, иногда и через темные.  Я думаю, это разного рода сущности. Кто-то их знает, кто-то даже видит, но лучше нормальным людям этой сферы жизни не касаться.

— По каким критериям происходит отбор поступающих на театральный факультет?

— Первое: это заразительность.  Можно сказать, харизма. Интересно ли смотреть на человека, когда человек чем-то отличается от других.  Допустим, один рассказывает анекдот скучно, а другой так, что не оторвешься.  Смыкающее с этим качеством обаяние. То есть человек, который вызывает положительные эмоции, а не антипатии.

Второе: проявление фантазии. Если человек имеет какой-то творческий потенциал. Ему скажешь: «Изобрази собачку». И он моментально прикидывает, как собачка себя ведет, как она гавкает, стоит. И, конечно, важно желание человека быть в творчестве.

— То есть актер обязательно должен быть человеком раскрепощенным? — Стеснительности тут не место.

—  Бывают люди и застенчивые, бывают зажатые. Тем труднее преподавателю бывает увидеть творческий потенциал.  Пример: мой знаменитый однокурсник  народный артист России Александр Яковлевич Михайлов, это один из самых знаменитых актеров сегодняшнего кино. Он был очень застенчивым и зажатым, его даже хотели отчислять.

Но все-таки с ним работали, и в конце концов он стал в себя верить.  Он и сам много над собой работал, занимался самообразованием. У меня было три известных ныне однокурсника: это Александр Михайлов, Юрий Кузнецов и Ефим Звеняцкий.

Все они выросли в глубинке. Образование получили соответствующее. Но так как они активно занимались самообразованием, то, как мне кажется, достигли значительных результатов. Часто бывает так, что на факультете учатся много способных, но чтобы достигать успехов здесь еще должна быть работоспособность.

У всех есть мечта сниматься в кино, работать в большом столичном театре. Получается, конечно, не у всех, так как там очень большая конкуренция. Вообще в театр кукол мало кто мечтает пойти. Особенной славы тут нет. Здесь на сцене работают куклы, нет поклонников лично у самого актера,  и ты работаешь в первую очередь для детей, что для молодого актера не столь важно и престижно».

 

Комментарии

Leave a reply

    Нет комментариев. Прокомментируйте первым